Витамины | Рецепты | о здоровье | Сказки | Инновации | Думай иначе
Интересно

Молитва

церковь

Это теперь, когда заходит речь о преодолении человеком  стрессовых ситуаций, рекомендуется ему осуществлять мобилизацию защитных своих сил с помощью аутогенной психотерапевтической релаксации и даже, например, посредством введения в свой организм нейролептиков.
Прежде в подобных случаях уповали на молитвенное исцеление.
“Непрестанно молитесь!”, таков с начала нашей эры был совет, данный человечеству. Считалось, если тело человека дышит воздухом, то душа его питается молитвой. С молитвой приступали люди к возделыванию своих полей, ополчались на врагов и собирались в дальние путешествия, входили в новый дом и вкушали пищу. В непрестанной молитве обретали они мощное средство исцеления всех своих духовных и даже телесных недугов.
“Всякое дело, усилие, стремление, начинание да сопровождается внутреннею молитвой, да не такой молитвой, какую мы привыкли повторять бездушно, не входя в смысл всякого слова, но такой молитвой, которая бы излетала ото всех сил нашей души и после которой, благословясь и перекрестясь, могли бы мы приняться за дело”, – писал Н.В. Гоголь о нравственном самовоспитании.
Не всякое молитвенное прошение называется молитвой. Истинная молитва требовала соблюдения особых условий. Произносить ее следовало с пламенным усердием, с твердым вниманием, с трепетным благоговением и с глубочайшим смирением.
“Молитвой часто называют то, что вовсе не есть молитва, – говорил некогда известный всей России кронштадтский протоиерей Иоанн Ильич Сергиев. – Молитва – постоянное созерцание в себе, в людях и в природе дел Премудрости. Молитва – постоянное благодарственное настроение, возвышение ума и сердца, исправление жизни, уничтожение страха смертного”
Великий князь киевский Владимир Мономах в предсмертном своем поучении настойчиво советовал сыновьям не лениться и молиться утром, днем и вечером. А если, говорил он им, вы молитв не знаете, взывайте тайно и беспрестанно: “Господи, помилуй!” Лучше, говорил он, непрестанно произносить эту молитву, нежели думать пустое.
“Сие призывание всякий благочестивый всегда да возглашает, как молитву, умом своим и языком, и стоя, и ходя, и сидя, и склоняясь на ложе, и говоря что-либо и делая, и всегда да понуждает  себя к тому, и обретет великий покой и радость, как опытно знают это имеющие о сем заботливое попечение…” Безымянный автор этих строк был сродни тому “искателю непрестанной молитвы”, про которого рассказывалось в изданной у нас столетие назад книге “Откровенные рассказы странника духовному своему отцу”. Бесприютный странник, скитающийся по России в поисках мудрого наставника, который бы растолковал ему, как следует совершать эту “умно-сердечную” молитву, со временем овладевает навыком беспрестанного ее повторения. И молитва эта помогает ему в дальнейшем переносить все тяготы страннической жизни.
“Иду, – рассказывает странник, – иногда верст по семидесяти и более в день и не чувствую, что иду, а чувствую только, что творю молитву. Когда сильный холод прохватит меня, я начну напряженнее говорить молитву, и скоро весь согреюсь..Когда сделаюсь болен, начнется ломота в спине и ногах, стану внимать молитве и боли не слышу”.
Главнейшим подспорьем духовной жизни ему явилось “Добротолюбие” – переведенный в 18 веке с греческого старцем Паисием Величковским сборник древнейших аскетических назиданий, среди которых были и такие, например, советы упражняющемся в непрестанной молитве.
“Известно, что дыхание, которым дышим, через легкие проводит воздух сердца. Итак, сядь и, собрав свой ум, введи его сим путем дыхания внутрь, понудь его вместе с сим вдыхаемым воздухом низойти в самое сердце и держи его там, не давая ему свободы выйти, как бы ему ни хотелось. Держа его там, не оставляй его праздным, но дай ему священные слова. Твердо ведай, что непрестанная молитва та есть, которая не отходит от души ни днем, ни ночью и которая состоит не в воздеянии рук, не в положении тела молитвенном и не в возглашении молитв языком, чтобы можно было ее видеть телесными очами, но состоит в умном делании. Надо молиться и устами и умом. Однако же тихо и без смятения, чтобы глас не расстроил внимания ума и не пресек молитвы, пока ум навыкает деланию сему и станет крепко молиться сам в себе…”
Непрестанная молитва никогда не была на Руси самоцелью для молящихся. Их духовная жизнь лишь начиналась с молитвенных обращений. А продолжалась она в неустанной борьбе с множеством унижающих человеческое достоинство пороков и страстей.